RPG-ZONE
Новости Форумы Путеводитель FAQ (RPG) Библиотека «Пролёт Фантазии» «Штрихи Пролёта» Дайсы
>  Список форумов · Внутренний город · Храм Искусств Здравствуй, Гость (Вход · Регистрация)
 
 Ответ
 Новая тема
 Опрос

> Кофеварка, и я туда же ХD
   Сообщение № 1. 7.1.2010, 18:20, ТИГРОПАНДА пишет:
ТИГРОПАНДА ( Offline )
самовыкопавшийся пандозавр

*
Обормоборотень
Сообщений: 17049
профиль

Репутация: 457
осторожно, немножко мат!
Три дня из жизни Алексея Камышева.
День третий
День как день, ничего необычного. Разве что тот факт, что именно в этот день я родился тридцать три года назад. Но кого это интересует? Да никого!Голова жутко болела, но это не было для меня сюрпризом - я знал, на что шел, когда отпрашивался вчера с работы.
Мне срочно требовалась жидкость. Три литра жидкости! Или даже четыре.Полегчало после второй кружки воды из фильтра, которая в этот момент показалась мне вкусней родниковой, вполне может быть, что так оно и было.
Значит, я вчера ушел с работы, доехал до центра, зашел в бар и спрятался за занавеской в маленьком уютном кабинете, который был стилизован под корейскую хижину. Ну по крайней мере, я думал, что под корейскую. Диванчик, конечно не очень вписывался, но зато сидеть было удобней, чем на циновочном полу. Что дальше? Две кружки пива в ожидании жаркого из свинины с рисом и болгарским перцем...- А вот здесь моя вчерашняя жизнь заканчивалась, и сразу же наступало утро. Я смутно помнил, что что-то еще было, возможно даже важное, но ртутный шарик, который сейчас заменял мне мозг, отказывался делиться информацией.
Во рту было насрато и мне пришлось переться в ванну, что бы при помощи зубной щетки вычистить эти Авгиевы конюшни. Стало легче. Я еще некоторое время поразглядывал смутно знакомую небритую рожу, что разглядывала меня из дыры в стене. Лыбилась она на удивление неприятно, я даже подумал, что уж она-то наверняка про вчерашний день, а точней вечер, всё помнит, но расспросить гордость не позволила. Рожа показала мне свой кулак с мозолистыми костяшками, я погрозил ей в ответ, на том мы с ней и расстались. За крепким чёрным кофе ко мне пришел еще кусочек моей вчерашней жизни. Я улыбнулся и принялся его смаковать.

-Значит, я сидел, дул пиво и слушал разговоры, которые велись за самым близким к занавеске столиком.- Точней было бы сказать, что я их подслушивал, но мне отчего-то так говорить не хотелось. - Угу, говорили вяло и как-то очень неохотно. По голосам несложно было понять, что разговаривали парень с девушкой, а из пойманных мною фраз я сделал выводы, что отношения у них сейчас не в самой лучшей фазе - секса сегодня у них точно не будет. А вот и моя еда! На некоторое непродолжительное время я не мог ничего слышать из-за хруста за ушами, что впрочем, не очень меня расстраивало. Пусть себе говорят, потом догадаюсь, что я пропустил.
На этом я решил прервать поток своих воспоминаний, натянул трусы и направился на балкон, что бы подышать свежим воздухом и покурить. - Стоп! - Сказал я вслух, остановившись у дверей балкона.-Я только что пил настоящий чёрный кофе, который сварил в серебристой кофеварке, очень похожей на чайник. Но у меня нет такой кофеварки! Ну, по крайней мере, я не помню, что бы когда-нибудь она у меня была. Вернувшись на кухню, я уселся на табурет, закурил и уставился на странный агрегат.-И откуда же ты взялся, мой серебристый друг? - Спросил я у кофевара и почесал затылок. Как ни странно, но агрегат не ответил, хотя мне и показалось, что ему не составило бы труда это сделать. - Не хочешь, не говори, - согласился я, обиделся и ушел на балкон докуривать сигарету.
Несмотря на то, что для меня сейчас было раннее утро, для всех остальных сейчас было послеобеденное время. Меня это не сильно смущало, я прекрасно помнил, что на сегодня я свободен от работы, а потому могу купить себе парочку бутылок пива и потупить в комп до самой ночи. -Пожалуй, так и поступлю,- подумал я и отправил окурок в ярко-зелёное лето.

Кофеварка по-прежнему стоял на кухонном столе и отвечать на мои вопросы отказывался. - Зря ерепенишься, я ведь тебя всё равно расколю, ты у меня как миленький заговоришь! - Пообещал я этому серебристо-уродливому агрегату, натягивая на волосатые ноги тренировочные штаны. С утренней координацией у меня были проблемы, так что недолгое прыгание на одной ноге и последовавшее за ним падение с отбиванием задницы я счёл весьма закономерным и расстраиваться не стал. Если бы еще этот загадочный аппарат на меня так странно не посмотрел моими же глазами, я бы уже через минуту забыл про этот досадный инцидент, а так помнил до тех пор, пока в магазине мне не улыбнулась симпатичная продавщица. Скучала наверное, а иначе с чего бы ей подмигивать явившейся за пивом опухшей и небритой роже в старых трениках с лампасами? Первую из трёх бутылок чёрного туборга я выдул на лавочке перед домом. Это весьма улучшило моё настроение, слегка поправило здоровье и вернуло мне еще несколько мгновений моей вчерашней жизни.
Так, значит, я доел свинину и снова принялся за пиво и за подслушивание. Опа, а у них там уже всё серьёзно. Нет, они не кричали друг на друга, видимо вежливость не позволяла, они шипели, зло так шипели. Я не выдержал и высунул свой любопытный нос из-за занавески. На меня смотрела девушка. Очень симпатичная рыжая кудряшка с мутными от сдерживаемых слёз глазами. Думаю, что она смотрела не на меня, а на занавески, но когда между этими занавесками появилась моя рожа, то она стала смотреть на меня. Прятаться было уже поздно, поэтому я просто растянул лыбу, подмигнул и исчез.
Адская машина загудела всеми своими тремя куллерами, но включаться не стала. Что ж, это было вполне привычно. Я выдернул шнур из розетки и вслух досчитал до тридцати. Вентиляторы снова заработали, экран подмигнул мне и выдал уже давно ставший родным значок винды.

День не то что бы прошел незаметно, но какой-то особой памяти о себе явно не оставил. Несмотря на три выпитых бутылки пива и на два съеденных пакетика анчоусов, к вечеру мне захотелось есть. Поэтому я вышел на балкон и закурил. Никогда не любил готовить и потому собирался максимально далеко отодвинуть тот момент, когда маленьких отмазов не останется и мне таки придётся ставить воду под пельмени. В общем, я покурил, сохранил игру, почитал книгу в туалете и даже помыл три грязных кружки, что уже больше недели валялись в раковине. Таким макаром мне удалось убить почти час, но теперь передо мной стоял нелёгкий выбор – бриться или варить пельмени. Я пошел курить на балкон.
За последующий час я набил еще полтора уровня, переварил пельмени, дважды покурил и сожрал то ужасное месиво, что у меня получилось вместо вполне приличной еды. Под остатки пива, да с почти целой пачкой майонеза это всё провалилось в мой многострадальческий желудок, немного там поворочалось и успокоилось. Передомной снова стоял кофевар. Почему я решил, что он мужского рода? Да потому-что этот здоровенный блестящий чайник с толстым чёрным проводом и с торчащей из крышки кривой трубой, по которой собственно кофе и поступал в подставленную кружку, ну никак не мог быть женского роду. В общем, он стоял и смотрел на меня моим собственным искаженным лицом. – Неприятный ты тип, - раздраженно сообщил ему я и отвесил звонкий щелбан. Ему это похоже не понравилось, он злобно фыркнул и сделал на мою занавесковую скатерть холодную коричневую лужу.
- Вот сволочь! - Выругался я, переставил агрегат на разделочный стол, направив его трубку в раковину и забросил скатерть в пластиковый контейнер для грязного белья. Забросил, это сильно сказано, перед тем, как забросить, я утрамбовал всё, что там было и только после этого смог запихать туда бывшую занавеску, нынешнюю скатерть.

Зло покосившись на собственное кривое отражение, я громко прокашлялся и сказал: - Еще раз, и больше ни разу. Ты меня слышал? Больше ни разу! И это не намёк, это угроза.
Тринадцатый уровень всё никак не давался, да и мне, честно признаться, уже надоело гаматься. Я вышел на балкон, закурил, облокотился локтями на ограждение и уставился на опускающееся за крыши домов солнце. Похмелье уже давно прошло, а новое опьянение так и не наступило, а еще жара спала, и по стене дома бродил приятный ветерок, иногда уделяя и мне пару секунд из своего драгоценного времени - было хорошо. До того хорошо, что аж тошно делалось, и в голову приходили всякие мрачные мысли. Вместе с ними ко мне пришел еще один кусочек памяти. Немного смутный, но кое-что из него всё-так можно было выудить.
Её звали Маргарита. Ну да, точно, именно так и звали рыжую кудряшку, с которой я вчера умудрился познакомиться. Шипели они минут пять, а затем парень ударил кулаком по столу, вскочил, с грохотом роняя стул, и убежал. - Не заплатил, - отметил я про себя и улыбнулся. Мне нужна была официантка, но я не решался выйти прямо сейчас из своего надёжного убежища. Держался я целых полторы минуты, а затем снова высунул между занавесками свой любопытный нос. Ни парня, ни кудряшки за столиком не было. - Любопытной Варваре на базаре оторвали. - Голос заставил меня вздрогнуть, я виновато прищурил левый глаз и повернул голову в сторону источника народной мудрости. На табурете всего в полуметре от моих занавесок, прислонившись спиной к стене, сидела рыжеволосая девушка и неумело курила.

Выбросив с балкона окурок, я еще некоторое время постоял и подышал воздухом. Минут через пятнадцать мне стало немного зябко и я вернулся в свою обшарпанную полупустую квартиру, которая чуть больше десяти лет назад досталась мне в наследство от родителей. - Что за хрень? - Вслух спросил я и , взяв сотню с места, метнулся на кухню, откуда слышались странные булькающие звуки и валил дым. О нет, это был не дым, это был густой пар, который валил из раковины до краёв наполненной кофе. Чертова кофеварка похоже сама включилась, сама засыпала в себя молотые кофейные зёрна и сама доливала в себя воды - других объяснений у меня не было. - Ах ты ж сволочь! Не говори, что я тебя не предупреждал! - Рявкнул я и осторожно подошел к раковине. Запах! Запах был просто чудесный, но я был зол, да и гордость не позволяла мне попробовать то, что сотворил этот сияющий серебром монстр. Вантуз мне в помощь!
Вернувшись из ванной с этим древнейшим оружием водопроводчиков, я снова подошел к раковине с твёрдым намерением выйти победителем из этого боя. Аппарат был недвижим, бесшумен и таинственно блестюч. - Затаился гад! - решил я про себя, а так же решил, что стоит быть настороже. Решить решил, а сделал всё наоборот. В два прыжка я оказался у мойки и ткнул гада вантузом... Гад прилип, зафыркал и принялся поливать всё вокруг чёрным страшным и пахучим кипятком. Ууу, как он рычал! Чуть тише, чем я. Минуты три мы с ним на пару громили мою кухню, пугая тараканов и соседей, а затем я всё-таки умудрился выкинуть его на улицу вместе с экскалибуром. Жаль вантуз, жаль форточку.
- Вантуз куплю, а форточку пока скотчем заклею, - решил я, поднял с пола раненый табурет, сел на него и закурил, глядя на желтую лампочку, вокруг которой вился мотылёк. Почему-то было забавно стрелять в него струйками дыма и смотреть, как это пушистое животное пытается спрятаться от ядовитого тумана на раскалённом солнце. Эту битву он проиграл, и его истёртому трупику предстояло до утра плавать в кофейной луже.

День второй
Спал я на удивление хорошо и крепко, а когда проснулся, то даже помнил свой сон. Всего каких-то десять секунд я точно знал, что мне снилось, а потом забыл. Ну и пусть, приятные ощущения от хорошего сна всё-равно остались. Я улыбнулся собственным мысля, сладко потянулся... И заорал от боли. Давно со мной такого не было, а сейчас вот случилось - жутко и болезненно свело правую голень. Я как мог изогнулся и принялся растирать мышцу, пытаясь поставить её на место. Боль немного поутихла и у меня появилось пространство для новых эмоций. Не особо представляя, чем его можно заполнить я разозлился. Разозлился на самого себя за то, что слишком рано обрадовался этому утру. Ну и что, что жив? Ну что, что здоров? Впереди еще целый гадкий день, а он радуется забытым снам!
Не вставая с постели, я дотянулся до табуретки и подвинул её к кровати. на ней стояла пепелка и лежали зажигалка с сигаретами - стандартное начало почти любого моего дня. Синий дымок заволок комнату, я немного расслабился и собрался было обрадоваться тому, что сегодня суббота, но передумал, вспомнив чем закончилась предыдущая вспышка радости. Неохотно поднявшись с постели, я добрёл до балкона и открыл дверь. Курить с утра конечно приятно, но потом дышать этим дымом мне как-то не очень нравилось. - Так! - Сказал я вслух, картинно встал в позу мыслителя и задумался. - Так, первым делом проверяю комп. - Что в нём проверять я пока не решил, но что-нибудь обязательно проверю. - На второе у меня чистка зубов и бритьё. Хотя нет, бриться сегодня не буду, только щеки поскребу. - Что у меня на третья я пока не стал думать, потому-как пришлось бы идти на кухню, а там бардак. Но пока я этого бардака не вижу, его нет, а значит и убирать не надо. При мысли о кухни желудок завыл диким волком, но я его успокоил, пообещав, что обедать он будет в ближайшей пиццерии.
Привычным жестом загнав под кровать очередную пару грязных носков, я уселся за компьютер и выпал из жизни почти на два часа. Пока меня не было в этом мире, в мою комнату осторожно пробрался солнечный летний день. Он тихими шагами прошелся вдоль стены, поправил покосившуюся фотографию отца, потыкал пальцем в сделавшуюся почти каменной землю в горшке на окне и скривился. Ему явно не понравились эти три могилки цветов. Устав от пустого брожения по комнате, он приделал мне рога и хвост, некоторое время полюбовался своим творением, решил, что я всё-равно этого не оценю и, спрятав эти причиндалы в карман, ушел на кухню варить кофе. Да, именно запах крепкого черного кофе оторвал меня от захвата очередной вяло сопротивляющейся галактики и вернул в жизнь.

Шумно втянув воздух ноздрями, я сглотнул слюну и также шумно выдохнул. - Твою мать, - немного нервно сказал я сохранил игру и пошел натягивать свои лампасы. Мне почему-то подумалось, что там на кухне я могу сдохнуть, а валяться на холодном полу в одних трусах мне не хотелось. Еще мне захотелось засейвиться самому, но эта локация, по видимому, не предусматривала данную полезную во всех отношениях функцию.
В общем-то я не долго собирался с мыслями и с силами - всего два раза покурил, да полчаса потупил, валяясь на кровати. - Вперёд и с музыкой! - Скомандовал я и операция "буря в квартире" началась.
Конечно, первым делом м нужно было обзавестись оружием, и я направился в ванную за вантузом. Уже открывая дверь, я вспомнил, что мой верный Эскалибур вчера от меня улетел, но в ванную комнату всё-таки заглянул. Странно, но вантуз стоял на своём обычном месте. Вот только радости это мне не доставило - выглядел он так, как будто его всю ночь грызли три довольно-таки крупных хомяка. Почему именно три и почему именно хомяка я не знаю, но у меня возникла именно такая ассоциация при взгляде на некогда гордое оружие водопроводчика.
К кухонной двери я подходил долго и очень осторожно. Прислонив ухо к мутному стеклу, я несколько минут вслушивался, пытаясь понять, что же там происходит. Ничего не услышав, я взялся за старенькую ручку и открыл дверь. Нет, не открыл! Тот факт, что в принципе не запирающаяся дверь была заперта привёл меня в серьёзное замешательство и я, не придумав ничего более толкового, схватился за ручку двери двумя руками, упёрся ногой в дверной косяк и сильно потянул дверь на себя. Уже лёжа на полу, я вспомнил о привычке приклеивать всё на суперклей. Эту привычку я перенял у отца, который всё, что нужно было куда-то прикрепить приклеивал на этот самый клей. Дверь тихонько скрипнула и слегка приотворилась внутрь кухни. Мне захотелось упасть в обморок.

Совсем немного подумав, я решил, что обморок падать не стоит, да и спину вот так пролёживать не самое лучшее занятие. - Да ты мужик, в конце-то концов или тряпка половая? - Задал я сам себе вопрос и тут же утвердительно кивнул, отвечая на него. - Ну так вставай, раз мужик! - Хотелось мне того или нет, но встать всё-таки пришлось.
Ручку, которую держал в руке, я аккуратно положил на пол, машинально пытаясь вспомнить, где в последний раз видел суперклей - вспомнил. Второй раз за этот еще далекий от своей кончины день мне пришлось медленно считать до десяти.
- Один - какого?
- Два - какого хрена?
- Три - какого хрена здесь творится?
- Четыре - с какого перепуга она в другую сторону открываться стала?
- Пять - чертовщина!
- Шесть - долбанный кофевар!
- Семь - все нервы мне истрепал урод!
- Восемь - эх, вантуза нет!
- Девять - вот за вантуз ты мне сполна ответишь!
- Десять! - Пиздос тебе, сука блестящая!
От мощного удара ноги, дверь ударилась о стену, мутное стекло разбилось и осыпалось на пол тысяча сто тридцать двумя осколками. Конечно, я их не считал и не собирался, но я уверен, что их именно столько. Я почему-то опять вспомнил про клей и еще успел подумать, что эта кубическая хрень с трубочкой всё заранее спланировала и знала, что так и будет.

Дверь отскочила от стены и снова закрылась. И вот стою я перед прямоугольной дырой, которую еще несколько секунд назад закрывало знакомое мне с детства и такое родное мутное стекло, стою, сжимаю кулаки и любуюсь идеальным порядком, которого на моей кухне не было с тех самых пор, как погибли родители...
Тяжко вздохнув, я как заправский фокусник шагнул сквозь дверь, уселся за накрытый чистенькой скатертью стол, пододвинул к себе кружку с горячим кофе и осторожно отпил. Передо мной в самой середине стоял всё тот же странный агрегат и смотрел на меня всё тем же искаженным отражением моего лица. Выглядел он устало, и я не выдержал и осторожно ткнул его пальцем в то место, где был мой отраженный глаз. Аппарат угрожающе фыркнул, но на этот раз не стал заливать скатерть кофе. - Что, когда сам постираешь, начинаешь понимать, что гадить не хорошо? - Ядовитым голосом сказал я, подавился собственным ядом и закашлялся. Прокашлявшись как следует и постучав себя кулаком по груди, я оценивающе осмотрел царивший в кухне порядок и упёрся взглядом в мёртвого мотылька, что лежал на том самом месте, где я его и оставил. - А, понимаю - немой укор? Ну-ну, поиздевайся на до мной еще. Тебе никто не говорил, что ты редкостная сволочь? Нет, не говорил? Ну так знай - ты редкостная сволочь!
Кофе допивать расхотелось и я вылил его остатки в раковину. - Может ты еще и жрать готовить умеешь? - Пару минут я ждал ответа ил какой-то демонстрации поварских умений... В общем, я и сам толком не знал, чего ждал, но ждать мне надоело и я широко открыл обе створки кухонного окна. - Сейчас я пойду на балкон курить, а когда вернусь, тебя уже здесь не будет! Ты меня понял? Да, и если можно, то почини на последок вантуз. - С этими словами я достал сигарету, демонстративно медленно её раскурил и выпустил струйку прямо в его-мою рожу. - У тебя что-то около пяти минут.

Пять минут пролетели слишком быстро, и я достал вторую сигарету. Достал, сунул в зубы, но закуривать не стал. Еще минут пять я наблюдал за девушкой, что развешивала бельё на балконе дома напротив. Её лицо показалось мне смутно знаком, я вгляделся повнимательней и растянул лыбу до самых ушей.
- Блин, надо же было такое шоу пропустить, - беззлобно выругался я и выплюнул сигарету. - Ладно, если доживу до завтра, то встану пораньше.
Мой многострадальный, но на удивление крепкий еще желудок грозно
зарычал, напоминая мне, что без еды он до завтра жить не собирается.
Пришлось порыться в шкафу в поисках более-менее приличной футболки и каких-нибудь джинсов на смену треникам. - Черные в белую полоску или белые в чёрную? Блин, хоть метку кидай. Не пришлось кидать - выбор пал на белые, и причиной тому послужил вдетый в них ремень, ну и в немалой степени обнаруженная в кармане пятихатка. - Во, и в копилку лезть не надо, - рассмеялся я, натягивая джинсы.
С футболкой всё было намного проще у меня они всегда были только двух видов - чёрные и белые. Просто выбрал ту, которая была наимение помятой и без пятен. - Ну вот, теперь только щеки побрить, да на кухню заглянуть.
Ну, с щеками никаких проблем не было, а вот с кухней были. Я снова стоял перед дверью и не доверчиво разглядывал мутное стекло. Я его даже пальцем потыкал, что бы убедиться, что это не галлюцинация. Нет, не галлюцинация. А если и она, то очень убедительная. Я попробовал толкнуть дверь, но она не поддалась. Скользнув взглядом к петлям, я убедился в правильности своих догадок - дверь снова открывалась в правильную сторону. Представлять, что бы случилось, если бы я снова попытался открыть её с ноги, мне не захотелось. Хотелось мне или нет, но я всё-таки представил и меня передёрнуло.
Да ну тебя в жопу! - Совсем расстроился я и пошел в пиццерию, минуя злополучную кухню и наглого кофевара, благо, дверь на улицу была в прихожей.
- Была, - мрачным голосом безнадёжного больного сказал я, ощупывая стену в том месте, где совсем недавно именно была дверь. Стало очень обидно, когда я вспомнил, что по пути на кухню видел её. - А ведь была мысля на кухню не ходить, - вспомнил я и совсем расстроился. - И что теперь?
Самым простым вариантом было лечь на коврик и сдохнуть. Чем-то мне такой вариант даже нравился. Я некоторое время раздумывал над ним, машинально стряхивая с коврика пыль, но всё-таки решил так не делать. - Интересно, - подумал я, - а если я этому блестящему засранцу подарю кухню, он от меня отстанет?

Жаль конечно было бы потерять кухню, с ней было связано очень много воспоминаний о моём детстве, о моих родителях, о рыжей кудряшке... Меня как током дёрнуло. Да так сильно дёрнуло, что сразу оба локтя зачесались.
Сильно напрягать память не пришлось, воспоминания сами практически материализовались и потекли в голову почему-то через правое ухо. Я еще почти секунду пытался понять, чем им левое не угодило, но по истечении этой самой секунды мне стало не до них.
- тебе не идёт, - очень тихо, но так, что бы она меня услышала, сказал я и спрятался в своём диванном убежище, пребывая в почти полной уверенности, что она как минимум не сможет не заинтересоваться, что же именно по моему мнению ей не идёт.
Так и есть, судя по прошедшему с моих последних слов времени, она даже сигарету не докурила.
Я читал меню, упорно не поднимая глаз. - Девушка, мне пожалуйста бутылку прохладного мартини, ведро клубники и... - Тут я поднял глаза и не очень убедительно изобразил удивление. - И составьте мне компанию, если вас это не затруднит.
Её не затруднило. Её это совсем не затруднило, что меня, честно говоря, несколько удивило.
- Если пообещаешь не задавать глупых и других вопросов, то я составлю тебе компанию. - Я кивнул, соглашаясь, а она немного хищно улыбнулась, села рядом со мной на диванчик и очень расслабленно откинулась на его полосатую спинку. - Ты обещал мне мартини и клубнику, - бесцеремонно заявила она и вопросительно посмотрела в мои честные глаза.
Можно было конечно и поспорить по поводу обещания, но я понимал, чем такой спор может закончиться, да и не было у меня желания спорить с этой рыжей симпотяшкой.
Я выглянул за занавески и поискал глазами официантку. Найдя эту шуструю короткоюбочную девушку, я поймал её в фокус, сосредоточился и прошелся сверлом от середины спины до затылка. Девушка занервничала и безошибочно повернулась в мою сторону, я привычно растянул лыбу, а она понимающе кивнула.
Недешево обошлись мне мартини с клубникой, но на отсутствие денег я никогда не жаловался. Еще до смерти родителей я начал весьма неплохо зарабатывать, настолько неплохо, что на жизнь мне хватало пятой части моей зарплаты, а остальное я откладывал в банк. Помимо этой квартиры мне достались в наследство две машины и дача, которые я практически сразу по оформлению документов и продал. В общем, в деньгах я не нуждался и даже мог спокойно помогать нуждающимся в них. Разумеется, я этого не делал.
Пить мне уже не особо хотелось и от мартини я отказался. Я просто сел напротив неё и любовался её очень миловидным лицом с чуть курносым носиком и маленькими ямочками на щеках, а она великодушно позволяла мне это делать, уплетая за обе щеки клубнику и запивая её розовым мартини.

Из плена воспоминаний меня очень грубо выдернул запах. Запах запеченного под майонезно-сырным соусом мяса, доносившийся с кухни.
Я застонал, схватился за голову и ушел на балкон курить.
Стоя на балконе и глядя вниз с пятого я размышлял, как можно спустится вниз, но из-за почти панического страха высоты, все мои придумки заканчивались на стадии перелезания через ограждение. В конце концов, я просто плюнул вниз, кинул в вдогонку плевку дымящийся окурок и с видом ведомого на казнь невиновного человека побрёл на кухню. Робкие надежды на возвращение входной двери с неприятным треском разбились о голую стену в том месте, где некогда эта самая дверь была.
Прежде чем толкать или тянуть дверь, я внимательно её осмотрел. Помимо того, что на ней не было совсем никаких следов моего совсем недавнего озверения, петли снова исчезли. В общем, я минут пять с ней проковырялся, прежде чем понял, что теперь а въезжает в стену, как у шкафа с одеждой, что стоял в зале. Я попытался вспомнить название шкафа, но из у меня не вышло. Вспомнилось только, что это как-то связано с железной дорогой.
Напавшие на меня запахи и переметнувшийся на их сторону желудок чуть не убили меня, и мне пришлось сесть на табурет, что бы не упасть из-за враз сделавшихся ватными ног.
- Значит, вот так вот ты решил. Ну-ну...
- Ты ведь не рассчитываешь, что я буду есть то, что сейчас так потрясающе вкусно пахнет из духовки? - Спросил я у блестящего кофевара и болезненно проглотил слюну, чуть не проткнув кадыком кожу на шее.
- Я ведь даже не знаю, где ты мясо взял. Зато я точно знаю, что в моём холодильнике этого мяса не было!
Я с тоской и смутными подозрениями посмотрел на распахнутые створки окна, пытаясь придумать, откуда эта хрень взяла продукты. В голову ничего хорошего не приходило, а то, что приходило, мне совсем не нравилось.
Я очень осторожно всковырнул сырную корочку и потыкал вилкой в аккуратные и очень ароматные кусочки мяса, отодвинув чуть в сторону колечки маринованного лука.
- Ну ладно, лук у меня был, я помню, но мясо-то ты где взял, скотина? - Вкус был просто обалденным, я попытался подобрать слова, что бы его описать, но кроме "охренеть" и "вау" ничего в голову не лезло - давно видимо приличной еды не едал. Нет, со словарным запасом у меня всё было в полном порядке, просто я его проглотил вместе с первым кусочком приготовленного кофеваром мяса.
- Сволочь ты, - в очередной раз сообщил ему я, доедая мясо.
- Определённо сволочь, но готовишь вполне недурственно.
Чашечка кофе окончательно убедила меня в том, что кофевар сволочь.
- Да ну тебя нафиг, - сыто расстроился я и ушел курить. Не то, что бы мне очень хотелось курить, но перекур после еды уже давно был для меня практически традицией. А традиции, как известно, нарушать стоило только в крайнем случае. Случай крайним не был, и потому, я уселся на подоконник, предварительно закрыв одну из створок оконной рамы - боялся я высоты.
-Ты знаешь, я тут подумал и решил отдать тебе кухню в твоё полное распоряжение. Ну а ты в замен не будешь лезть в другие комнаты и самое главное условие, ты вернёшь мне входную дверь. Ты не подумай, я не собираюсь сбегать, просто я к ней привык за тридцать лет. Да, очень привык и в её отсутствии чувствую себя немного неуютно. - Сделав ему такое невозможноотказательное предложение я оторвался от созерцания рыжего кота, что сидел на ветке дерева в каких-то двух метров от меня и жалобно орал, и в упор посмотрел на кофевара.
- Ну как, ты согласен на такие условия?
У меня ушло еще полминуты на вдумчивое поглощение никотина, в течении которых я разглядывал своё отражение в сверкающем боку агрегата, пытаясь понять, понял он меня или нет, а если понял, то что ответит.

Разумеется, эта сволочь мне ничего не ответила, что, впрочем, не сильно меня удивило - я уже начал привыкать к его отсроченным ответам.
- Ладно, будет скучно, приходи в комп играть, - посоветовал я и ушел брать в свои ласковые руки власть над вселенной.
Власть давалась с трудом и очень нехотя. Я попытался проанализировать данную ситуацию и пришел к выводу, что во всём виноват мой новый повар. Хотя нет, никакой он не новый - слишком вид у него тёртый. Да и старого повара у меня никогда не было.
В общем, за два часа я захватил всего три планеты, потерял и отбил одну свою, а также пустил скупую мужскую слезу, оплакивая лучшую половину своего космического флота.
Интернет спасёт мир! Ну, может не мир, но меня он спасти обязан. Минут пять я напрягал свой мозг, пытаясь придумать, что ввести в поисковик.
Ничего кроме слова "жопа" на ум не пришло. Ну а коли не пришло, то придётся вводить именно это слово. Так я и сделал, о чем ни разу не пожалел в течении последующих двух часов - рамблер жжег! Нет, он просто отжигал! Я долго и мучительно ржал вслух, пугая соседей и качая мышцы живота.
-Два часа... - Опа! - С сомнением произнёс я, глядя на время на компьютерных часах. Других поблизости не было, а потому пришлось поискать часы в интернете. Интернетчасы поправили компьютерные локальные всего на минуту. Я был в шоке, и потому ушел на балкон курить и стряхивать искры в темноту.
Темнота не сильно сопротивлялась такому с ней обращению, мне даже показалось, что ей это понравилось. Хотя, скорей всего именно показалось - темнота животное бесчувственное, а потому ей не могло что либо нравиться или не нравиться.
Окурок, разбрасывая искры и испуганно вопя, полетел с пятого этажа на чуть увлажнившуюся от ночного тумана траву, а я молча стоял на балконе и думал о вечном, рассматривая звёзды и пытаясь отыскать среди них единственное знакомое созвездие. Хотя нет, я еще и малую знал, и иногда мне даже удавалось её отыскать. В этот раз не удалось.
Хотелось пива или водки с колой. Я немного покопался в себе, пытаясь понять, подойдет ли мне какой другой напиток, но ничего более подходящего не определил. Да, пиво или водка с колой. Ну на крайний случай водка с пепси.

Непреодолимое на первый взгляд желание пожелать спокойной ночи серебристому кормильцу довольно-таки легко приодалелось. Ну и в результате, спокойной ночи я ему не пожелал. Возможно, позже я об этом пожалею, но сейчас я чувствовал злорадное удовлетворение.
- Что бы тебе, гад, самые жуткие кошмары приснились, - шепотом, злорадно улыбаясь, пожелал я и забрался в свою измятую и давно не стиранную постель.
- Самые-самые страшные из всех самых-самых страшных...
Накаркал, пля. Это была не ночь, а самый жуткий кошмар в моей жизни. Мне трижды казалось, что я проснулся, но всякий раз со мной случались такие невозможные вещи, обдумывая которые, я понимал, что это всё еще сон.
Первый раз я проснулся от того, что увидел себя пытающегося перелезть через перила собственного балкона. От этого зрелища у меня выделилось такое количество холодного пота, что я чуть не уплыл вместе с диваном.
Проснулся, огляделся и увидел, что весь пол в комнате шевелится. Ну, я будь дураком, и потрогал рукой сие странное явление... Насекомые! Пол в моей квартире состоял из сплошного ковра копошившихся и тихонько поскрипывающих насекомых. Это было моё второе холоднопотное пробуждение.
На этот раз я не был настолько опрометчивым, что бы сразу открывать глаза и осматриваться - на это раз я очень осторожно ощупал ближайшее пространство, убедился, что нахожусь в собственной постели и убедился, что я в ней не один. Секундный испуг прошел в тот момент, когда я нащупал рукой её грудь.
Я, не выпуская из руки это тёплое и мягкое сокровище, очень осторожно приоткрыл один глаз. Приоткрыл, но совершенно ничего не увидел - вокруг стояла кромешная тьма. Поспешное открытие второго глаза ситуацию ничуть не улучшило - светлей не стало. Хотя, не стало и ладно. Вторая рука легла на её плоский упругий животик и я провел по нему кончиками пальцев, описав неровный овал вокруг пупка.
Очень осторожно, так, что бы не вспугнуть свой сон (а в том, что это сон я не сомневался), я подвинулся к тёплому спящему сокровищу и прижался всем телом. Я даже дышать перестал, просто впитывал в себя её тепло, глотал сводящий с ума запах и пытался сосредоточится на ощущениях тех участков своего тела, которыми касался её. Она дышала, я слышал это и ощущал рукой, как плавно опускается и поднимается её грудь, левая.

День первый и последний.

Из тихого блаженства меня выдерну приятный и смутно знакомый голос. Странно, но доносился он не с того места, где я предполагал наличие головы. Мало того, что выдернул из блаженства, так еще и подушку вместо девушки подсунул.
- Ну что, проснулся?
Я обиделся и отвечать не стал, даже глаза не открыл, хотя и почувствовал сквозь веки, что в комнате уже было светло.
- Вижу, что проснулся. Ну как тебе последний сон?
Вот этот вопрос совсем меня добил, и я очень зло приоткрыл один глаз. Ну да, это была она, та самая рыжая кудряшка-симпотяшка.
- У тебя очень приятная на ощупь грудь. Ты ведь про этот сон говорила?
Возможно мне просто показалось, может быть это лучи утреннего солнца коснулись её лица, но я решил, что она покраснела.
- Дашь правую потрогать? - Спросил я, приподнимаясь на локтях и разглядывая её... её пистолет, который она держала у себя на коленях, сидя в моём любимом стареньком кресле.
- Не дам, - очень твёрдым и немного холодным голосом сказала она. Настолько твёрдым и холодным, что я не поверил в эту твёрдость и холодность, решив, что за ними прячутся нерешительность и дрожь.
- Почему не дашь? - Не унимался я, продолжая разглядывать её пушку.
- Потрогал и хватит, - уже более спокойно ответила она, закинула ногу на ногу, ничуть не смущаясь своей короткой юбки, и направила ствол в мою сторону.
- Так то во сне, а мне хочется в реальности, - практически законючил я, осторожно усаживаясь на диване и тоже, не стесняясь своих семейных трусов, закинул ногу на ногу, подражая ей.
- Не важно отмахнулась она и прикусила свою пухленькую нижнюю губу.
- Ты всё-равно сейчас умрёшь.
- Умру так и не потрогав твою грудь? Вообще-то по традиции, ты должна исполнить моё последнее желание. Никто же не узнает, - попытался я хоть на пару минут продлить свою жизнь.
Она чуть склонила голову на бок и улыбнулась. - Ты или хитрый или у тебя очень давно не было женщины.
- Два месяца, - ответил я, слегка, почти в два раза, уменьшив срок своего воздержания.
- Я должна тебя пожалеть?
- Не должна, но могла бы.
- Может и могла бы, - согласилась она и посмотрела на мои руки. - У тебя тёплые руки, - сказала кудряшка и рассмеялась. - Тёплые и нежные, ты заставляешь меня краснеть.
- Лучше красней, чем нажимай на курок. - Блин, я же собирался не касаться этой темы. Я прикусил губу, а она сразу посерьёзнела, явно вспомнив, зачем она пришла. Кстати...
- За что ты хочешь проделать во мне дополнительную дырочку?
- Ты слишком опасен для этого мира и потому должен умереть.
- И чем же я для него опасен? - Мне совершенно не понравился тон, которым она говорила - этот тон не давал мне шанса.
- Я и так сказала тебе слишком много. - Она снова прикусила свою красивую губу, а в её зелёных глазах появилась искорка жалости. Да, наверное ей меня было жалко, но это не сильно меня утешало.
- Чем дольше ты будешь сидеть тихо и не совершать лишних движений, тем дольше ты проживёшь - мне нужно собраться.
- Не хочу тебе мешать собираться, - соврал я. - Но может быть ты позволишь мне покурить?
- Кури.
- Спасибо, ты само великодушие. - Я подвинул к себе дежурную утреннюю табуретку и с наслаждением закурил.

- Когда кончится твоя сигарета, я выстрелю, - мрачно пообещала она и направила свой чёрный ствол мне в лоб.
Я закашлялся. - Спасибо, что предупредила, но мне курилось бы намного спокойней, если бы я этого не знал.
- Курить вредно для здоровья.
Я оценил её юмор и заржал. Отсмеявшись, я тяжело вздохнул и затушил недокуренную сигарету.
- Не дашь потрогать, так хоть покажи, - улыбаясь вопреки, попросил я и с трудом оторвал свой взгляд от пистолета. Она плакала. Нет, не ревела, не рыдала, просто у неё были влажные глаза и она снова прикусила нижнюю губу.
Неторопливо расстегнув три верхние пуговки своего сарафана, она отодвинула в сторону полупрозрачную ткань своей блузки почти до самого плеча и насмерть ослепила меня белизной своей кожи. Хотя, наверное смертельной всё-таки была вторая вспышка, которой я уже не видел.
Дополнительная дырочка между глаз никак не сочиталась с жизнью, ну я и не стал спорить с этим, а просто медленно и немного сонно сполз с дивана на пол и умер.

- Задание выполнено, третьего присылать не нужно, - спокойно сказала девушка и приставила пистолет к своей голове. Посидела так несколько секунд и, убрав пистолет прошла на кухню, перешагнув через лужу крови на полу.
- Какого хрена ты здесь устроил? - Зло спросила она, присаживаясь напротив Кофевара. - И что за странная форма? Я понимаю, что это моё первое задание, но это не повод так себя вести! - Эту последнюю фразу она почти прокричала и зло ударила рукоятью пистолета по столу.
- Я должна была появиться здесь два дня назад, - прошипела она и навела пистолет на собственное отражение. Отражение отреагировало по своему - оно поплыло и уже через несколько секунд на рыжеволосую девушку посмотрел я. Конечно, я об этом не знал, но если бы знал, мне наверно было бы приятно.
- Тебе когда-нибудь говорили, что ты сволочь? - Спросила она сквозь слёзы и выстрелила.

   Сообщение № 2. 7.1.2010, 20:49, Baralgin пишет:
Baralgin ( Offline )
Странник

*
Заблокирован
Сообщений: 2513
профиль

Репутация: 108
БРАВО !

   Сообщение № 3. 11.1.2010, 02:18, Сэр Дрейк пишет:
Сэр Дрейк ( Offline )
маленький капризный ребенок

*
Творец
Сообщений: 5970
профиль

Репутация: 139
Нет слов. Снимаю шляпу, маэстро.

   Сообщение № 4. 12.1.2010, 22:38, ТИГРОПАНДА пишет:
ТИГРОПАНДА ( Offline )
самовыкопавшийся пандозавр

*
Обормоборотень
Сообщений: 17049
профиль

Репутация: 457
Ой.
Спасибо :)

1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);
« Предыдущая тема | Храм Искусств | Следующая тема »

Яндекс.Метрика