RPG-ZONE
Новости Форумы Путеводитель FAQ (RPG) Библиотека «Пролёт Фантазии» «Штрихи Пролёта» Дайсы
>  Список форумов · Внутренний город · Храм Искусств Здравствуй, Гость (Вход · Регистрация)
 
 Ответ
 Новая тема
 Опрос

> Тайна, Начал-развил-не закончил.
   Сообщение № 1. 20.12.2008, 20:43, Chorist пишет:
Chorist ( Offline )
Sacrificial Lamb

*
Графоман
Сообщений: 9
профиль

Репутация: 5
Ммм... Я понимаю, это просто неприлично - вот так вот регистрироваться, и сразу лезть со своими графоманиями в эту тему. Но просто не знаю с чего начать. В дискуссиях я не силен. Полемику вести не умею. Начинать игру - без знакомых, наобум - глупо. Посему сделаем ход вот так.
Это... Это... Очень неоконченные предпосылки к рассказу. Искал на идею соавтора - не нашел. Написал пару страниц и стух. Думаю вот, что с этим делать. ^___^' По прежнему ищу соавтора, по прежнему хочу закончить-таки идею. Но ладно, слова - прах.


Зимний. Летний.


1.
Этим вечером было дьявольски холодно – термометры и синоптики словно сговорились, единодушно оповещая о приходе зимы, первые – ртутными столбиками, вторые – неутешительными прогнозами. И те, и другие, как ни странно, ничуть не врали, и об этом свидетельствовали расписные узоры на стеклах окон, мокрый снег и скользкие замерзшие лужицы.
Люди, бессильно и беззвучно проклиная мороз, прятали озябшие лица в шарфах, воротниках курток и пальто, то и дело неловко поскальзываясь на снежных накатах. Их взгляды не отрывались от земли ни на секунду, и складывалось такое ощущение, что они просто боялись посмотреть вверх, в небо, что затянулось низкими серо-голубыми облаками.
- Отвратительная погода. Просто отвратительная. Как можно жить в таком месте? – промолвил Сид, с нотками невольного отвращения в голосе.
- Ну… Человек – существо привыкшее и привыкающее буквально ко всему, никогда не думал? – ответили ему тихо и устало.
- О, у всего есть свои пределы, знаешь? Это просто… Просто лепрозорий какой-то.
- Обоснуешь?
- Тьфу. Ну что ты как этот?.. Мне просто так показалось.
- А ты знаешь, что делают когда кажется?
Сид не ответил – лишь поморщился прижимая к шее холодную руку.
- Неважно, - обронил он наконец, с раздражением оглядываясь по сторонам. – Этот город мне просто не нравится, вот и все.
- Твое право, Сидни.
- Черт, ну сколько раз я просил тебя не называть меня этой дурацкой кличкой?
- О, ну хорошо-хорошо, Сид.
- Вот так-то лучше.

2.

В подвальном кафе «Серебряный Век» как всегда царила тихая и уютная атмосфера – приглушенный и рассеянный свет плафонов не напрягал глаз, классическая, выполненная с отменным вкусом, обстановка заведения была симпатичной и ненавязчивой. А если точнее - радовавшей глаз, и что-то такое внутри, отчего у большинства посетителей, в тех или иных вариациях, часто вырывалось нечто вроде: «С душой сделано». Именно эта загадочная «душа» так привлекала ценителей приятного, неторопливого вечерка в дружеской кампании.
Вообще, кафе открывалось ранним утром – но то время было мертвое, ибо большинство посетителей приходили либо в обед, либо вечером. Ровно же до тех пор, в «Серебряном Веке» редко можно было бы увидеть больше двух-трех одиноких посетителей, что по каким-то причинам решили забрести в это место. Но сегодня все было чуть-чуть не так как обычно.
Ровно в девять часов утра, когда еще не до конца проснувшийся бармен, вяло водил чуть влажной тряпкой по барной стойке, входная дверь кафе с тихим скрипом отворилась.
- О, ну отлично. Нам только подвалов не хватало! – Услышал бармен странно хриплый, но все же детский голос.
- Сид, слушай, успокойся, а? Это кафе, в котором… - Второй голос явно принадлежал мужчине, причем скорее всего молодому.
- Да, да, пройдет очередная дурацкая встреча. Пф… Как же все это надоело. Знаешь, я никогда не любил играть в шпионов, Кин.
Странные посетители, наконец, спустились в зал. Одним из них оказался русоволосый мальчишка, лет двенадцати-тринадцати с, по-видимому, постоянным скептическим выражением на скуластом лице. Вторым же был молодой парень, лет двадцати, что сохранял на лице стоически-спокойное выражение, несмотря на брюзжание своего юного спутника:
- Ну и кудаж ты меня приволок, чувырла?
- Сидни…
- Ну хорошо, хорошо. Где этот твой…
- Сид, просто помолчи немного, а?
Сид не стал продолжать беседу, видимо сочтя разумным предупреждение Кина, и с легким любопытством оглянулся. На лице его появилось странное выражение, выражение которое трудно классифицировать – эдакая смесь брезгливого интереса пополам с нетерпением.
Его спутник, меж тем, никаких неудобств по-видимому не испытывал, и, подойдя к бармену, что-то тихо ему сказал. Со стороны это выглядело совершенно обычно – что может обычнее человека заказывающего себе что-нибудь поесть? Из этой картинки одной фальшивой нотой выбивалось только немного побледневшее лицо бармена.
Через минуту, Сид и Кин уже сидели за угловым столиком, в самом темном углу кафе, и что-то негромко обсуждали:
- Хм, а ты знаешь что здесь продаются…эээ… жареные крабовые палочки по-домашнему? Гадость, наверное, - сказал Сид, листая толстую книжицу-меню.
- Что это с тобой сегодня такое? Будь ты девушкой и немного постарше, я бы сделал вполне определенные выводы.
- О, какой «тонкий» намек. Можешь не беспокоиться, если мне понадобятся эти самые, с крылышками, я тебе об этом скажу. Просто… Ну злюсь я. Не нравится мне здесь. Меня тут все раздражает.
- Город как город. Ничего особенно раздражающего я в нем не заметил.
- Да не в самом городе дело. Просто все люди его населяющие… Ну, тухлые они какие-то. Неживые.
- Обычные люди в обычном городе.
- Ключевое слово «обычные». Настолько обычные, что от них слегка подташнивает.
- Подташнивает тебя или нет, но это просто те люди, которых ты поклялся защищать.
- Угу. Ты еще мне Устав напомни, и с пафосом, с пафосом. Во-первых, как мой куратор клялся только ты. Во-вторых, не столько защищать и не столько людей, если не помнишь. И в-третьих, если принять клятву означает служить защитником таких вот устриц, то я сильно подумаю над дальнейшей своей карьерой в конторе, - Последнее слово мальчик почти выплюнул.
- Во-первых, не тебе решать, о чем говорится в клятве. Во-вторых, ты мой подопечный, а это значит, что подчиняться ты должен моим правилам и взглядам, даже если тебе что-то не нравится.- В голосе Кина появились резкие, металлические нотки – И, наконец, в-третьих – я тоже сильно подумаю над твоей дальнейшей карьерой, если ты сейчас же не прекратишь разглагольствовать.
- Говоришь так, будто бы работать убийцей чудес – великая честь, - Негромко ответил ему Сид, захлопнув меню.
- Так вот что на самом деле прогнило в Датском королевстве… А я-то, дурак, думал…- Куратор с облегчением вздохнул. – Послушай, нравится тебе или нет, но это работа. Просто работа, в которой нет ничего постыдного – как нет ничего постыдного в профессии… скажем, сантехника. Трубы – это безусловно хорошо, но протекшие нужно чинить. Так и мы. Чудеса – это прекрасно, чудеса, несомненно, нужны людям, но понравилось бы тебе жить в мире, где по улицам гуляют всякие монстры, у тебя под кроватью кто-то постоянно скребется, а правителями стран являются какие-нибудь психически нездоровые волшебники?
- Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад! Утрируешь ведь. Жестко утрируешь. И от твоей гнилой софистики с трубами и чудесами хочется пойти и проблеваться как следует. Промывай этим мозги каким-нибудь несмышленышам на вступительных курсах. До вашей конторы я вдоволь насмотрелся на этот мир, и знаешь, города наполненные монстрами и нездоровыми волшебниками – не самая худшая альтернатива тому, что творится сейчас. По крайней мере, монстры и волшебники честнее и понятней.
- Ты просто не имеешь возможности сравнить. Говорю тебе – мир хаоса гораздо неприятней, чем тебе кажется.
- А ты сам-то сравнивал?
Кин не успел ему ответить, просто потому, что в тот момент, когда он собирался обрушить на своего двенадцатилетнего оппонента град из сухих фактов и объяснений, к нему подошел средних лет мужчина, одетый в потрепанную форму работника кафе.
- Простите что вмешиваюсь, но… Это вы – Кин Драйнер?
- Да-да, точно так. Вы же – мистер Коф, насколько я понимаю, да?
Мужчина улыбнулся и кивнул.
- О, очень приятно познакомиться. Вы присаживайтесь, присаживайтесь. Мое имя вы уже знаете, а вот это – мой племянник – Сидни Корн. Сид? Что нужно говорить, когда…
- Да, да, конечно. Здравствуйте, мистер Коф, мне жутко приятно с вами познакомиться, прям…
- Сид… - Прошипел куратор, взглядом прожигая в мальчике дырки. Тот лишь закатил глаза и откинулся на спинку стула.
- Какой… приятный юноша, - С неловкостью заметил Коф, теребя пальцами рукав серой рубашки «Серебряный век».
- Он вообще чудный мальчик, просто мы немножко повздорили, так что он на меня дуется, да и на весь окружающий мир, судя по всему, тоже. Знаете, они ведь такие, эти подростки…
- О да, и не говорите. Молодежь в наше время иногда бывает такая беспокойная. Мой сын, к примеру, вообще растет неизвестно кем, совсем уже от рук отбился.
- Неча на зеркало пенять…
- Сид!
- Извините, просто вырвалось, - Пробормотал паренек, но в голосе его не было и унции раскаяния.
- Простите его, мистер Коф. Я уже говорил, у него просто что-то сегодня с настроением. О котором мы сегодня с ним, кстати, поговорим…
- Нет-нет, все нормально. Я уже привык, собственно. Давайте не будем отвлекаться. Вы же хотели…
- Да, действительно. Так что же вы слышали, мистер Коф?
- Ничего особенного, правда. Просто я заметил, что в последнее время, ребятня из нашего двора подозрительно…подозрительно чем-то возбуждена, вы понимаете? То есть, они, конечно, всегда непоседливы, но…Как бы это сказать?..
- Не трудитесь, пожалуйста. Я вас прекрасно понял. Вы хотите сказать, что местная ребятня в последнее время слишком взбаламутилась, так?
- Ну…Да.
- И?
- Ммм… Понимаете, странно это все как-то. Нет-нет, послушайте меня – я не сумасшедший, вы ведь так не считаете? – Дождавшись кивка, Коф торопливо продолжил. – Они не просто возбуждены, они что-то обсуждают, о чем-то шушукаются от нас, ну, взрослых, по углам. Мой Кори вот вчера вернулся поздно вечером, глаза горят, лихорадит его всего, да и…
- Понятно, дальше можете не продолжать. Спасибо вам, мистер Коф.
Мужчина слегка покраснел и улыбнулся:
- Ну вы ведь понимаете…
- Ах, да-да, это хорошо что вы напомнили – я мог забыть.
Кин порылся в кармане куртки и через несколько секунд, извлек небольшой помятый конвертик.
- Здесь пятьсот. Вам хватит?

...


   Сообщение № 2. 20.12.2008, 20:52, Боб пишет:
Боб ( Offline )
Don't boil me

*
Босс
Сообщений: 14965
профиль

Репутация: 839
Цитата(Chorist)
Начинать игру - без знакомых, наобум - глупо.


Не так уж кстати и глупо. Тут 90% людей в общем-то только из-за игр, и набрать знакомых проще всего просто записавшись в партию или поваляв дурака в городе.
Ну это так, оффтоп.

   Сообщение № 3. 20.12.2008, 22:14, Manticora пишет:
Manticora ( Offline )
Бесконечность

*
Мастер Слова
Сообщений: 2051
профиль

Репутация: 191
Ммм... :smile: Интересно. Для игры - отличная вводная, для рассказа - нужно продолжение. :respect: Мне было бы интересно почитать, что будет дальше. Надеюсь, проблема не в задумке?

   Сообщение № 4. 20.12.2008, 22:46, Chorist пишет:
Chorist ( Offline )
Sacrificial Lamb

*
Графоман
Сообщений: 9
профиль

Репутация: 5
Не поверите - есть. Только вот... Это начало. Есть конец. А между - тоже есть, но туманно. И я даже не знаю как это сделать. Вот и застопорился ^^ А так - спасибо)

   Сообщение № 5. 20.12.2008, 22:56, Manticora пишет:
Manticora ( Offline )
Бесконечность

*
Мастер Слова
Сообщений: 2051
профиль

Репутация: 191
В середине - наверное, должно быть медленное шествие от начала к концу... постепенно разворачивающаяся картина - мира, сюжета, образов персонажей. Что важно для каждого из характеров? Есть ли у кого-либо из них какая-то изюминка или тайна? При каких обстоятельствах они раскроются? Для сюжета надо выделить сцены - последовательность событий - и описывать их, шаг за шагом. У меня тоже была однажды такая проблема - в итоге я так и не додумала середину. :(

   Сообщение № 6. 21.12.2008, 06:47, Chorist пишет:
Chorist ( Offline )
Sacrificial Lamb

*
Графоман
Сообщений: 9
профиль

Репутация: 5
Боб
Мм... И все равно страшно. Холивары у вас тут пожестче, и страннее чем те, к которым я привык. Да и не люблю разделов на "свободные" ака флудовые темы. Ой. Пардон-пардон.

Manticora
Просто писано сие было давно... И персонажи благополучно стухли. И идея тоже.

А чтоб было...
Начало одной парной словески. Потом разочаровался потихоньку, да переделал в зарисовку.

Elegia

Свет лампы освещал сухую бумагу очень толстой тетради. Было видно, что её сильно потрепало временем, в неё вклеивали и выдирали страницы. Ровный бисерный почерк испещрил строчки. Его серые глаза внимательно вчитывались в каждую букву, словно бы ища ответ на какой-то вопрос.

10 мая 2003 года.
...Мне никогда не нравилось улыбаться. Мне не нравилось то, как растягиваются и меняются черты лица, не нравилась глупая и неестественная мина улыбающихся. Вполне возможно это просто какая-то патология, странность, глупость. Но редко когда увидишь человека, без каких либо отклонений от нормы.
Я смутно помню, что когда осознал этот неприятный факт, я подошел к зеркалу и попытался улыбнуться. Уголки губ поползли вверх, глаза чуть прищурились... И в где-то внутри меня появилась ненависть, отвращение к этой мерзкой расплывшейся роже, к этим серым глазам-щелочкам. Я улыбался, но чувствовал злость. Как будто кто-то другой, похожий на меня, смотрел из зеркала, скалил свои зубы, смеялся.
Порезов было много, но все не настолько серьезные, чтобы о них беспокоиться. Какой-то осколок этого зеркала я так и не смог вытащить. Рука с тех пор иногда побаливает, но, я думаю, это не так важно. Гораздо важнее то, что я понял – улыбка... не то что я хочу видеть в других и в себе. Вот и все.

Он пролистнул страницы. Дальше шел какой-то ненужный хлам, глупость.

6 июня 2006 года.
...Если вы читаете этот дневник, то... Даже не знаю. Давайте начнем заново. Если вы читаете этот дневник, то вероятно, по каким либо причинам, я сам, самолично дал вам его почитать. Либо уже валяюсь мертвым где-то неподалеку, а вы листаете эти страницы. Либо бы вор, и украли его. Либо... Либо случилось то, чего я так долго боялся. Мой неведомый читатель – это я сам. Что ж, если так, то тебе лучше сесть и повнимательнее вчитаться в эти строчки.
Прежде всего, запомни – ты это не я. Я это не ты. Мы с тобой действительно РАЗНЫЕ люди, понимаешь? Да, наши глаза одинаково серые, да наши лица и тела абсолютно идентичны. Но ты можешь считать нас близнецами. Важно то, что когда-то...Когда-то я был в этом теле. Кажется как-то так.
Прости за сбивчивость, но в таких случаях очень сложно собраться с мыслями.
Есть несколько вещей которые ты должен понять. Помни, что ты – не вечен. И в отличие от многих других, ты еще более уязвим, чем другие. Твое тело в прекрасной физической форме (я надеюсь), твои чувства и рефлексы обострены многократно. Но все это неважно, если...

На этом запись обрывалась. Далее шло несколько пустых страниц, на некоторых из них были видны странные и непонятные рисунки, на иных – просто непонятные каракули. И квадратным почерком, со слабым наклоном влево...

1 февраля 2010 года.
...Я нашел этот дневник третьим, судя по всему. А быть может и больше. Быть может есть и другие, такие же тетради с твоими-чужими воспоминаниями. Но конкретно в этом дневнике первые записи датированы от 2002 года, восемнадцатого июля. Я пишу эту запись первого февраля, 2010. За восемь лет этот глупый дневник уже успел сменить трех владельцев. Ты, наверное, будешь четвертым. Хотя, вполне возможно, я смогу разорвать этот круг и остаться в этом теле. Хотя, надежды практически никакой – ты можешь почитать ранние записи.

Следующая страничка.

3 февраля 2010 года.
...Это очень тяжело – жить в постоянном страхе. Знаешь, ты это тоже скоро поймешь, я уверен. Поймешь, что завтра – вчера – сегодня можешь исчезнуть, а твое место займет другой, не ты. Наши характеры и вкусы могут отличаться – я сам обнаружил себя в какой-то дурацкой майке и глупых штанах в облипку. Иногда становиться страшно от того ЧТО делали с этим телом, не так ли? Когда я пришел в кафе напротив той квартиры где я появился, мне принесли «как всегда» - яичницу с беконом. Ненавижу яичницу с беконом. А ему, другому, говорят, нравилось. А, вот еще что – к тебе могут подходить незнакомые люди, которые будут утверждать что они, дескать, ЗНАЮТ тебя. НЕ ВЕРЬ. Слышишь? Не ВЕРЬ! Эти ублюдки будут говорить что угодно, так как им...

24 февраля 2010 года
...Я не знаю когда исчезну конкретно я. Иногда мне жаль вас, будущие ребята, мне жаль того, что вы будете плакать как девочки, боясь завтрашнего дня, следующей секунды. Вы будете хотеть покончить со всем этим, но не сможете – или быть может наоборот. Мне жаль вас и...Не жаль. Я вас ненавижу. Вы – будете, а я – уже нет. Так или иначе, но все когда-нибудь закончится. Для меня и для всех вас. Вопрос – когда? Для меня и для всех вас.

Он затаил дыхание. Следующая запись была очень короткой, неуверенной и явно написанная чьей-то дрожащей рукой.

26 февраля 2010 года
Итак...Я нашел этот дневник четвертым. Что же дальше?

___

А вот это мы аниме насмотрелись... И по настоянию асечной знакомой... И под свежим впечатлением... И незакончено. >_> Ой. Надеюсь я вам не надоел.

Anxiousness.

«На двоих – одна судьба. И одно имя»
Loveless.


Реальность.

Кира подмигнула своему отражению, и прошлась по лицу кисточкой. «Скоро надо идти, а он все еще не проснулся. Вот чудак-человек» - подумала она, разглядывая темное пятнышко на подбородке. «Но все же...» - игривая мысль. Странная мысль. Особенно сейчас.
- Просыпайся, Ким... Просыпаааайся, солнышко...
Ким не слышит. Он видит сон. Улыбнувшись, девушка ласково погладила нечесаные волосы спящего.
- А он совсем не изменился, мой Страж. Совсем... – прошептала она тихо, словно боясь его разбудить. – Такой же, как и тогда.

Ретроспекция первая. Sleepless.

- Слушай, а я никогда бы не подумала, что ночью здесь такие звезды. Нет, они конечно видны и из нашего двора, но здесь как будто... Ярче, что ли, - Кира запрокинула голову вверх, будто ища что-то среди россыпи снежно-белых точек.
Маленький парк уснул тревожным сном. Тишина необыкновенная. И никому не увидеть двух школьников, что сегодня беззаботно прогуляли уроки и до самой ночи гуляли, болтали, веселились, а сейчас, утомленные, присели на лавочку что бы посмотреть на ночное небо.
- И что же ты там ищешь? – С наигранно ленивым любопытством, будто невзначай, спросил Ким. Его взгляд не отрывался от личика одноклассницы, которое, в лунном свете выглядела совсем искусственно, будто вылеплено из хрупкого синеватого фарфора.
- Как что? – Возмутилась девушка, переводя взгляд на Кима. – Падающую звезду, конечно! Я загадаю, что бы Канна потолстела и покрылась прыщами с ног до головы!
Девушка залилась веселым, и чуть злорадным смехом. Хотя, если быть чуть более честными, то хотела она немного другого.
На небе, перечеркивая темный бархат, мелькнула падающая звездочка. Она совсем недолго падала, но внимательный взгляд Киры успел её заметить. Она зажмурилась и быстро что-то прошептала, но Ким не уловил ни звука.

Страж. Страж – это часть Единых, тех, что соединили свои судьбы в одну, извечной клятвой. Защитник, боец, рыцарь. Все это он. Подобно острому клинку, Страж уничтожает тех, кто грозит его идеалам и идеалам его половины. Ярость и страсть, гнев и желание – вот истинное воплощение элементов защитника Агнца.

- И что же все-таки ты загадала? – Ким хмыкнул, со скепсисом глядя на замечтавшуюся подругу, что так и сидела уже полминуты, прикрыв глаза и сохраняя на лице сосредоточенное выражение. Но, услышав вопрос, она встряхнула головой, словно отгоняя грезу, и улыбнулась:
- Ничего. Ну, почти ничего, - Кира поморщилась. Летними ночами здесь все же холодно.
- Пятерку по истории? Полный набор дисков Мин? Что-нибудь еще?.. – Хихикнув, спросил юноша.
- Что-нибудь еще!.. – Упрямо ответила Кира, и улыбка исчезла с её лица.
- Ну, так что же ты загадала?
Молчащий парк как будто весь обратился в слух. Однако, к его величайшему разочарованию, девушка не ответила. Вернее ответила, но совсем не так, как он ожидал:
- Скажу – не сбудется.
- Сбудется, - уверенно ответил Ким, глядя ей в глаза. – Не томи уже.
Кира сказала.

Агнец. Агнец – это часть Единых, тех, что соединили свои судьбы в одну, извечной клятвой. Жертва, терпящий боль, хранитель. Все это он. Подобно глотку свежей воды, Агнец питает силами своего Стража, дарует ему власть, что бы отстаивать данную Клятву. Сострадание и нежность, сила и забота – вот истинное воплощение элементов жертвы для Стража.

... Ким молчал. Молчал он долго. Звенящая тишина воцарилась на маленьком пятачке света, у единственного фонаря в парке, что еще ронял тусклые лучи наземь. Кира зажмурилась. Желание было дико. Желание было глупо. Но оно было, и девушка ничего не могла с собой поделать. Теперь, когда она наконец сказала то, что хотела сказать, раскаиваться было глупо. И сейчас, Кира молчала, ожидая ответа. И он был.
- На двоих одна судьба. И одно Имя. Я, Ким Дамри стану твоим Стражем, защитником Клятвы.
Что же именно почувствовала в этот момент Кира, мы так и никогда не узнаем. Вряд ли это можно сравнить с блеклыми и пошлыми выражениями вроде «бабочек в животе» или чего-то в этом роде. Нет, все было иначе. Так, что наш бедный язык не может объяснить всю гамму ощущений, которые испытала девушка. Посему...
- На двоих одна судьба. И одно Имя. Я, Кира Лир стану твоим Агнцем, питающим Клятву.
Магия творилась этой ночью в маленьком парке на окраине города. Клятва принесена, две судьбы переплелись в одну. Ким лишь чуть печально улыбнулся и пробормотал слабым голосом:
- Осталось только выбрать, имя это...
Кира оглянулась. Повсюду ночь. Повсюду тьма. Лишь они одни на маленьком островке света. Так тихо... Прижавшись лбом к его груди, она еле слышно промолвила:
- А тут и думать нечего... Мы – Sleepless, Бессонные. Лунатики.





1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);
« Предыдущая тема | Храм Искусств | Следующая тема »

Яндекс.Метрика