RPG-ZONE
Новости Форумы Путеводитель FAQ (RPG) Библиотека «Пролёт Фантазии» «Штрихи Пролёта» Дайсы
>  Список форумов · Внутренний город · Храм Искусств Здравствуй, Гость (Вход · Регистрация)
 
 Ответ
 Новая тема
 Опрос

> Начало чего-то великого, вот, просто селось и написалось
   Сообщение № 1. 31.7.2006, 12:23, Dara пишет:
Dara
Странник

*
Неофит
Сообщений: 18
профиль

Репутация: 3
Вытянувшись на любимом, давно продавленном диване, Антон смотрел в потолок и от всей души придавался ничегонеделанью. С утра пообещав себе не идти в лицей, он запоздало вспомнил, что сегодня воскресенье, что идти никуда не нужно, и что можно хоть весь день проваляться на диване, ни о чем не думая, тупо уставившись в потолок или глядя на светящийся экран телевизора. Правда, можно было подняться с дивана, умыться, приготовить завтрак, заняться ненавистной химией, которую все равно придется учить, или любимой математикой, которую тоже нужно учить, чтобы не запускать, но делать всего этого не хотелось совершенно. Делать не хотелось вообще ничего.
Сквозь щель в неплотно задернутых шторах пробивался узкий луч света, луч теплого майского солнца, нелепого и ненужного в темной, холодной комнате, освещенной тусклым светом включенного монитора. Казалось, этот одинокий луч, случайно проникший в темную комнату, издевался над Антоном, смеялся над ним самым наглым образом, как могут смеяться только незваные гости. По какой-то нелепой случайности он освещал узкую полоску письменного стола, всего лишь одну узкую полоску, на которой только и мог вместиться стандартный почтовый конверт, длинная, узкая полоска серой бумаги с печатями и яркими почтовыми марками. Он и лежал там, этот злополучный конверт, изрядно помятый, брошенный на стол поверх груды дисков, учебников и тетрадей. Всего лишь бумага, серая и невзрачная. Бумага, способная перевернуть его жизнь, изменить судьбу – или сломать. Смотря как к этому отнестись.
Стандартный конверт, а в нем стандартный бланк, ответ из Академии, стандартное сообщение о приеме документов и разрешении на сдачу вступительных экзаменов.
Антон с детства мечтал о поступлении в Академию Надзора и Высших наук. Мечтал, как мечтали, мечтают и, наверное, будут мечтать все мальчишки, обладающие хоть какими-то выдающимися способностями. Но для скольких из них эта детская мечта стала реальностью? Скольким ребятам удалось подержать в руках заветные серые конверты? Сотням? Десяткам? Единицам? Каждый ребенок знал, что попасть в Академию не просто трудно – почти невозможно.
И вот, на столе у Антона лежал этот самый конверт, способный перевернуть его жизнь, открывающий двери в общество Посвещенных, но прыгать от радости почему-то не хотелось. Два года назад, подавая документы в Академию, Антон, как и любой мальчишка, мечтал о романтике крестовых походов, о ночных рейдах по Черному городу, об охоте на вампиров и оборотней, и, разумеется, об истреблении ведьм и чернокнижников. Тогда война с тьмой казалась единственно правильным способом жизни и едва ли не единственным способом применить свои неординарные силы. Тогда, два года назад, Антон был другим человеком. Он не знал другой жизни, как и не знал того, что у жизни, как у медали, есть обратная, темная сторона. И тогда, два года назад, он еще не был знаком с Анной.
«Ты еще проклянешь этот день. День, когда со мной познакомился». Эти слова, невзначай брошенные Анной тогда, в тот самый первый день, отпечатались в памяти, засели в мозгу, как заноза. Тогда он не придал им значения – мало ли что болтает эта странная девица? В тот день она вообще много болтала. Но сейчас эти слова казались едва ли не пророчеством. Правда, Антон не собирался никого проклинать, по крайне мере сегодня. Сегодня он хотел просто разобраться в себе, хотел понять, чего же на самом деле он хочет от своей жизни. Поступить в Академию, осуществить мечту всей своей жизни? Или плюнуть на все, броситься с головой в омут, остаться с Анной?
«Поступаешь в Академию? Думаю, это подходящее для тебя место, как раз для тебя… Ты всегда был идеалистом, Тоха, ты им до конца жизни и останешься. Но окажешься в Академии, и про меня можешь забыть. Навсегда забыть, понятно? Потому что тогда мы с тобой окажемся по разные стороны баррикад, Антон, мы будем врагами. А я не собираюсь любить своего врага. Не хочу, чтобы рука дрогнула, если однажды я приду тебя убивать».
Да, Анна сказала именно это, сказала всего неделю назад – будто предчувствовала, заранее знала, что должно случиться. Впрочем, ведь она действительно могла знать…
Потом был долгий, неприятный разговор о добре и зле. Точнее не разговор, а долгий, очень долгий монолог Антона. Вдохновенная, красочная речь о том, что нет и не было никаких баррикад, что это Анна сама постоянно их строит, что ей просто необходимо противостоять всему миру, делать из людей монстров, тогда как люди – сплошь добрые, открытые создания, всегда готовые помочь и подставить плечо, что даже нелюди, соблюдающие законы Города, имеют те же гражданские права, что и люди, и что она, Анна, человек, может жить счастливо в Городе, может работать, заниматься своей любимой биологией и даже практиковать магию – но в рамках законов и норм человеческой морали. И, разумеется, что паладину и некроманту совершенно не обязательно быть врагами, воевать друг с другом, убивать друг друга. Он даже приводил примеры из недавней истории, всем известные, набившие оскомину байки о чете чернокнижников, спасающих Город от эпидемий бубонной чумы, лепры, тифа и еще какой-то очень опасной магической заразы. Он говорил: «Ведь ты тоже можешь быть такой! Можешь лечить людей, спасать город от чумы, искать лекарство от язвенной кори, заниматься вполне мирными делами. Что за такая жизненная необходимость – воевать с Городом»?
Разумеется, Анна ничего не ответила – впрочем, как и всегда. Просто пожала плечами, отвернулась, всем своим видом показывая, что даже сотни пламенных, вдохновенных и таких насквозь фальшивых речей не изменят ее мнения о Городе и обо всем мире.
Нет, она не уличала Антона во лжи или в лицемерии, хотя могла бы это сделать. Пара колких фраз, пара слов и вся красивая теория об идеальном мире могла бы рассыпаться, как карточный домик. Но она ничего не сказала – наверное, побоялась, решила, что своими издевками может обидеть Антона, оскорбить его лучшие чувства. Ведь Анна всегда так боялась его обидеть. А в тот момент Антон и сам верил во всю ту чушь, которую говорил.
Уже по пути домой Антон понял, каким остолопом выглядел перед своей Аннушкой. Ну надо же, рассказал ей сказочку о справедливом мире, полном добрых людей, о равных гражданских правах, наговорил каких-то вдохновенных благоглупостей. Кому? Ей? Некроманту в пятом поколении, нервной, запуганной девчонке, круглой сироте, чьих родителей сожгли на костре те самые добрые люди, готовые помочь и подставить плечо? Девчонке, живущей в гетто с оборотнями и полукровками, которые, между прочим, имеют равные права с людьми, но даже не могут выйти за границы своей резервации, и каждый день рискуют получить серебряную пулю между глаз – просто за то, что существуют. А что он там говорил о занятии любимым делом? И вроде бы не бредил, и накануне ничего не пил! Анна заканчивала лицей с золотой медалью и имела целый ворох премий и наград за какие-то научные работы, проекты, школьные соревнования – но ни один институт, даже самый захудалый, не принимал документов Анны Вадимовны Сотенной, потомственной чернокнижницы, правнучки «того самого Стаса», которым пугали детей не хуже, а то и лучше бабая….
Со времени этого злополучного разговора прошла ровно неделя. И с тех самых пор Антон не виделся с Анной. Сначала она не появилась в лицеи, а потом сообщила по телефону осипшим и усталым голосом, что заболела, что это, похоже, грипп, и что лучше ему, Антону, пока не приходить, и что она сама позвонит ему, когда поправится. Но шли дни, а Анна так и не позвонила. Может быть, все еще болела, а может быть, как это с ней случалось, не хотела никого видеть и в одиночестве сидела на старинном кладбище или на развалинах за городом. Впрочем, в лицеи она тоже не появлялась, но и в этом не было ничего удивительного. «Эта ненормальная ведьма» могла не появляться месяцами, и в классе становилось даже как-то спокойнее без ее колких реплик и вечно ненавидящего взгляда, сверлящего спины одноклассников с задней парты.
Спокойнее становилось всем, кроме Антона. Он звонил Анне по десять раз в день, выслушивал долгие телефонные гудки и звонил снова. А вечером шел к заброшенному вокзалу, и обязательно находил ее там, сидящей на полуразрушенной платформе или спящей на составленных лавочках в зале ожидания. Наверное, что-то связывало ее с этим вокзалом, что-то очень личное, но Антон никогда не спрашивал об этом. Боялся расстроить Анну. Но еще больше боялся услышать правдивый ответ…
И если Анны не было дома и сейчас, значит, Антону предстоял долгий поход за город, на развалины вокзала, потом долгий обратный путь и неприятный разговор за чашкой крепкого, ароматного и такого неуместного в подобных случаях чая.
Знакомый номер, семь цифр, давно заученных напамять. Приложив к уху холодный металл телефонной трубки, Антон вслушивался в долгие глухие гудки – ответит или нет? Дома она или на вокзале? Весела или тоскует? И как ей сказать об этом конверте? Уж конечно не по телефону.
- Здравствуй, Антон.
Наверное, Анна всегда знала, кто и когда ей звонит. За последний год она еще не ошиблась ни разу.
- Здравствуй. Мне нужно поговорить с тобой, Анна. Я приеду через час.
- Антон, - усталый голос, не больной, но какой-то измученный, странный, - Антон, это будет не вовремя. Мне сейчас не до разговоров, лучше тебе приехать в другой раз.
- Нет, Анна, сейчас и сегодня. Я буду через час, никуда не уходи. Все, отбой.
- Но Антон, я не могу….
Он так и не узнал, чего и почему не может Анна именно сегодня. Положив трубку на рычаг, он выскочил в прихожую и начал одеваться.
- Антошка!
Голос у мамы был как всегда осуждающий, а сегодня еще и нервный, и даже обиженный. Казалось, разговаривая со своим сыном, она заранее не одобряла все, что бы он ни сказал и не сделал, и даже обижалась в долг, на будущее.
- Антошка, куда ты собрался? Опять к Аньке своей, да? И когда вернешься? Наверняка ведь, под утро, как всегда. А уроки за тебя кто делать будет? По химии одни двойки! Или ты думаешь, тебе ведьмочка твоя пятерок в журнал наколдует? Может, она и экзамены за тебя сдаст?
- Может и сдаст.
Стоя перед зеркалом, Антон старательно разглаживал несуществующие складки на курточке. К подобным маминым выпадам он давно привык, и даже знал, что они заканчиваются так же стремительно, как и начинаются, если не обращать на них внимания.
- Антон… - мать вздохнула и улыбнулась как-то очень примирительно, - Антошенька, ты бы не ходил. Нечего тебе у нее делать.
- Это я сам буду решать, ладно?
- Конечно же, ты будешь! Только ты и будешь! Можно подумать, ты меня слушал когда-нибудь! В логово к оборотням из-за какой-то девчонки, соплюхи. Ты еще Академию брось из-за нее, умник доморощенный!
- Чтобы Академию бросить, мама, нужно туда сначала поступить. Все, я пошел.
Уже закрывая двери, он услышал фразу, такую привычную, ставшую в его семье почти ритуалом:
- Господи, помоги. И угораздило же нашего мальчика связаться с чернокнижницей!
- Она не чернокнижница, мама, не чернокнижница…
Выскочив на улицу из душного подъезда, Антон подставил ладони первым каплям срывающегося дождя.
- Она не чернокнижница, мама, моя Аннушка не чернокнижница и не ведьма. Она гораздо хуже…

   Сообщение № 2. 4.8.2006, 14:02, Вейлор пишет:
Вейлор
. . .

*
Администратор
Сообщений: 5343
профиль

Репутация: 571
Хорошо пишешь :)

   Сообщение № 3. 7.8.2006, 15:39, Double Trouble пишет:
Double Trouble
Горячий отморозок

*
Маг
Сообщений: 108
профиль

Репутация: 8
Зач0т :kz:

   Сообщение № 4. 14.8.2006, 14:35, black пишет:
black
Странник

*
Посвященный
Сообщений: 53
профиль

Репутация: 2
Жду продолжения

1 Пользователей читают эту тему (1 Гостей и 0 Скрытых Пользователей);
« Предыдущая тема | Храм Искусств | Следующая тема »

Яндекс.Метрика